back to
Jetlag Music Productions
We've updated our Terms of Use. You can review the changes here.

Х​р​о​н​и​к​и А​н​а​л​о​г​о​в​о​й Ж​и​з​н​и

by Psoy Korolenko

supported by
BlueLo
BlueLo thumbnail
BlueLo Прекраснейший альбом! Спасибо!
vgamolin
vgamolin thumbnail
vgamolin Великолепные переводы очень тонко передали и сохранили волшебную певучесть французского языка... Большое Русское Mercy!!! 😃
/
  • Streaming + Download

    Includes unlimited streaming via the free Bandcamp app, plus high-quality download in MP3, FLAC and more.
    Purchasable with gift card

      $8 USD  or more

     

1.
Правда 04:21
Тот кто первый скажет правду - жертвенный козёл. Он дал с правдой маху, Он пойдет на плаху. Оторвут ему язык и скажут: “Вон пошёл!” А после будут сами Говорить его словами! Le premier qui dit la vérité Il doit être exécuté. Тот, кто скажет правду-матушку, Потеряет тот башку. Мне давали миллион, чтоб я пришёл вторым, Поднял чьи-то ставки, Дал срубить кому-то бабки. Тур-де-Франс большой спектакль, так мы говорим. А в большом спектакле Всё всерьёз, не так ли? Le coureur a dit la vérité Il doit être exécuté. Гонщик гонит правду-матушку, Потеряет он башку! Гонщик… На чикагской улице лежит корреспондент Он уже не встанет, И болтать не станет. Все свидетели пропали, бедный президент! Их тринадцать было, Током всех убило! Le témoin a dit la vérité Il doit être exécuté. Тот кто знает правду-матушку, Потерять могёт башку. Был приказ от дискурса пьянеть как от вина, Не ходить за рамку, Слушать папку-мамку. А в Москве поэт послал чинуш советских “на”, Дунул в миску супа, Из которой ела группа! Le poète a dit la vérité Il doit être exécuté. Тот кто пишет правду-матушку, Потеряет тот башку! Некий молодой длинноволосый иудей На крест поднимался, А народ смеялся. Римский прокуратор не хотел стрелять в людей: Пусть за всех на свете Человек один ответит! Ce jeune homme a dit la vérité Il doit être exécuté. Тот кто Сам есть Слово Истины, Станет жертвой без вины! Сколько человеческих голов сказавших "non", Угодило в Лету, Здесь их больше нету. И не помнит уж никто ни глаз их, ни имён, Но их слова остались, И в "час Че" раздались! L’inconnu a dit la vérité Il doit être exécuté. Кто там ляпнул правду-матушку? Отрубить ему башку! Я нарушил правило безропотных утят, Поделился с вами Дерзкими словами, И теперь вам страшно за того, в кого летят Ваши злые маты И тухлые томаты! Я пропел вам правду ма-ту-шку Отрубите мне башку! Ma chanson a dit la vérité Vous allez m’exécuter! Я пропел вам правду ма-ту-шку Не рубите мне башку!
2.
Родился я на ветке, Нет больше ветки той. Теперь вдыхаю едкий Индастриал-остой. Мои корни все в асфальт ушли, Но есть немножко там земли. И кто я, и что я, В миру, где нет покоя? И кто я, и что я, В миру, где воли нет? Меня учили в школе, Долбили всё подряд: Про суффиксы в глаголе, Про поле и заряд. Когда я всё это смог понять – В науке стали всё менять. И кто я? И где я? В миру, где несть идея? И кто мы, и где мы, В миру, где темы нет? Потом я стал солдатом, Мне дали «автомать». Бороться с кровным братом И земли отымать. Когда я всё это полюбил – Так сразу мир объявлен был. И как же, и что же, На глупый сон похоже. Ну как же, ну что же, А может, это бред? Я вышел на прямую, Запретную свою, Заветную, кривую, Чужую колею. Иду вперёд, вперёд, вперёд… А впереди мой зад идёт! Кто слева, кто справа, В миру, где нету права. Кто справа, кто слева, В миру, где смысла нет. Сказали мне: «Работа!», Сказали мне: «Семья!». Сказали мне: «Суббота!», Сказали мне: «Свинья!». Сказали то, сказали сё, И сказали: «На фиг всё!» Кто скачет, кто пляшет, В миру, где место наше? Кто сеет, кто пашет, В миру, где места нет? «Любовь – всего лишь вирус», Сказали мне врачи. С тех пор я духом вырос, И крепнет плоть в ночи. А если вдруг пришла любовь, Так я пойду проверю кровь. Кто любит, кто губит, Кто холит и голубит, Кто колет, кто рубит, Кто проливает свет? И все-таки я снова, Как полный идиот, Всем сердцем верю в Слово, Которое грядёт. Я верю в сё, я верю в то, Я верю в то, что сам не знаю, И кто я, и что я, В миру, где всё другое? И кто я, и что я, В миру, где смерти нет? Qui suis-je, qu'y puis-je Dans ce monde en litige Qui suis-je, qu'y puis-je Dans ce monde en émoi?
3.
Plus Jamais 03:51
Зачем встречаю утро я, и утром жду начала ночи, а ночью жду начала дня? Пусть будет этот день короче - Тебя не стало у меня, тебя не будет у меня, тебя забрали у меня. Никогда больше, никогда, никогда не будет нашего дыханья, И никогда не будет больше отдыханья на коленях у тебя. Не будет больше ничего никогда, Остались лишь воспоминанья от места милого того, где никогда не расставались мы, любя. А время радости такой зачем приносит столько боли? Зачем истерзан я тоской? Кто мне в тиски сжимает волю И рвёт на части мой покой, и рвёт на части мой покой, и рвёт на части мой покой? Никогда, больше никогда, никогда, Нам не вернуть ни те объятья, ни эти наши города, ни это платье, что любили мы тогда. Всё это канет без следа в никуда, как устаревшие понятья, как уходящая звезда, давным-давно вдали угасшая звезда. Rivage, oh! Rivage où j'aimais Aborder le bleu de ton ombre Rives de novembre et de mai Où l'amour faisait sa pénombre Je ne vous verrai plus jamais Je ne vous verrai plus jamais Je ne vous verrai plus jamais
4.
C'est l'espérance folle Qui nous console De tomber du nid Et qui demain prépare Pour nos guitares D'autres harmonies Глупая вера эта Наполнит светом Унылые дни, И утешенье даст, И нам станет ясно, Что мы не одни. Вот, Пусть и нам будет праздник, вот, Видишь, кто-то тебя здесь ждёт, И больше нет разлуки, Вот, вот, Можем всё изменить, и вот, Нас тончайшая нить ведёт К тем заветным дням, К тем разноцветным дням, У глупой веры Нет чувства меры, Срокам и смерти – конец! И в каждом камне Светит всегда мне Свет наших пылких сердец. Смерть – это просто лажа, Одна и та же Нас моет волна. Птица летит смешная, Что-то знает Про всех нас она. Вот, Пусть у нас будет праздник, вот, Знаешь ты, кто тебя здесь ждёт, И больше нет разлуки, Вот, вот, Можем всё изменить, и вот, Нас тончайшая нить ведёт К тем заветным дням, К тем разноцветным дням, Глупая вера пляшет На крыше, машет Пушистым хвостом. Ветром срывает крышу, Вперёд и выше, Летим над мостом. Уже мы победили, Нас наградили, Бежим со всех ног, Мчит нас весёлый ветер Туда, где встретит Неведомый Бог. Viens, C’est la fete en semaine, viens, Je t’attends tu ne sais plus rien, Plus rien ne nous separe, Вот, вот, Ты, любимая, верь, и вот, Нас незримая дверь ведёт, К разноцветным дням, Пусть они вернутся к нам!
5.
Волк 04:44
Три девчушки вечерком - эх ля труляля По тропинке шли пешком - эх ля труляля В лёгких платьицах воздушных Под пушистым ветерком. Пели песенку про лес - эх ля труляля Про волков и про принцесс - эх ля труляля Три бесстрашные принцесски Тормознули мерседес. За баранкой тачки той За баранкой тачки той Волк уже немолодой Волк уже немолодой И помчал он их печально По дороге в час ночной. Вдруг раздался голосок - эх ля труляля: «Cто-та мне нихалясё! - эх ля труляля - Остановим-ка масынку, Чтоб я сбегаля в лесок». Что же песня не слышна? - эх ля труляля Разве кончилась она? - эх ля труляля И зачем так странно светит Эта полная луна? Почему он на траве? Почему он на траве Весь в букашках и в листве, Весь в букашках и в листве? Чей предательский булыжник Дал ему по голове? Он очнулся в тишине - эх ля труляля Обнажённый, на спине - эх ля труляля И кричит, дрожа от страха: "Помогите кто-то мне!" А на крик его дурной - эх ля труляля На опушке в час ночной - эх ля труляля Отвечают три пастушки: «Ню какой зе ты сьмисьной!» Ручки нежные во тьму, Ручки нежные во тьму Жадно тянутся к нему Жадно тянутся к нему Эти ручки будут мучить, Эти ручки будут м-му-у… Жарко пыхнула трава - эх ля труляля Почернели дерева - эх ля труляля Сам шайтан на бедном волке Страшный танец танцевал. Quand le rythme va croissant Quand le rythme va croissant Et quand le lait devient sang, Et quand le lait devient sang, Vous raconter tout, Mesdames, Ce serait embarrassant. А наутро бедный волк - эх ля труляля Посреди шуршащих ёлк - эх ля труляля В мягких зарослях тимьяна, Рухнув замертво, умолк. И оставили его - эх ля труляля На опушке одного - эх ля труляля Три усталые пастушки С песней детства моего. Смысал этого всего Смысал этого всего Тошто злой и страшный волк Тошто злой и страшный волк Мог добычей стать девичьей, Вот дожили до чего! Стал добычей он девичьей, Нет святого ничего!
6.
Спи, баю-бай, уже час ночи, А ты всё плачешь, спать не хочешь. Радуги цвет в твоих глазах. Кто-то проснётся в слезах. Цвета, вы будто бы слёзы. Цвета, вы будто бы плач. Эта история простая. Он белым был, она цветная. Серые лица, серый народ. Что-то случится, кто-то умрёт. Цвета, вы будто бы слёзы. Цвета, вы будто бы плач. Спелые вишни, черные руки. Алые губы, цвета разлуки. Белое солнце и поля. Где-то затянется петля. Цвета, вы будто бы слёзы. Цвета, вы будто бы плач. Фиалки, васильки и розы, Сирень, ромашки и мимозы. Он ей принёс букет цветов. Они были разных цветов. Couleurs, vous êtes des larmes, Couleurs, vous êtes des pleurs. Они бежали в сторону моря, Они смеялись, весело споря, Они купались в морской волне. Здесь будет выстрел, кажется мне. Цвета, вы будто бы слёзы. Цвета, вы будто бы плач. Синее море одно и то же, Для белой кожи, для чёрной кожи. И кто-то в море купается, И чья-то кровь проливается. Цвета, вы будто бы слёзы. Цвета, вы будто бы плач. Кровь эта в землю просочится, Спи, баю-бай, сомкни ресницы, Тебе пока что невдомёк, Что эта кровь - твоя, сынок. . . Couleurs, vous êtes des larmes, Couleurs, vous êtes des pleurs... Les larmes, sont partout pareilles, Seches tes yeux qui s’ensommeillent, Dors, mon enfant, ne pleures pas, Tu ne sais pas encore pourquois. . . Couleurs, vous êtes des larmes, Couleurs, vous êtes des pleurs... Цвета, вы будто бы слёзы, Цвета, вы будто бы плач...
7.
Ты где, моя родная? Натянулись во тьме провода. Твой номер набираю, Неужели опять не туда? Allô, allô, tu m'entends? Ну как у вас там С погодой дела? А тут всё ливни поют, Забыть не дают, Как ты здесь была. Я в будке телефонной Слов расслышать твоих не могу. Тебя я вижу сонной На балу на морском берегу. Allô, allô, tu m'entends? Ну как там Антон, Борис и Корней? Пойдут ли к морю они, Как в старые дни, Ловить окуней? Ça nous fait deux unités Chaque mot nous est compté Съел монетку телефон, Каждый слог уже уже сочтён. Твой номер неустанно Набираю, скажи как живёшь. Звучит твой голос странно. С кем сегодня на танцы идёшь? Алё, алё, это я, Где трубка твоя? Не слышен ответ. Алё, давай поутру Опять наберу, Возьмешь или нет? Мне надо торопиться. Кто-то двушкой колотит в стекло. Как быстро время длится. Мы успели сказать лишь “аllô”. Allô, allô, tu m'entends? Кругом темнота, зови не зови. Мы мчимся во весь опор, Не видим в упор Обломки любви. Ça nous fait quatre unités Je ne veux pas te quitter. Съел монетку автомат, Время не вернуть назад.
8.
Училась я бегать слишком быстро, Когда была девочкой лучистой. Как пустилась я, так и всё бегу-бегу, И остановиться я не могу. И остановиться я не могу. Куда бежишь ты, девушка сегодняшнего дня, Чего ты ищешь, пира иль огня? «Вы послушайте меня, Все бегут, бегу и я». Нырнула я в море слишком рано. Сперва с козлом, а потом – с бараном. Третий был щеглом, а ещё один котом. Как их различить? Поглядим потом. Как их различить? Поглядим потом. Куда идёшь ты, девушка сегодняшнего дня, Какого ждёшь ты пира и огня? «Не держите вы меня. Всё бежит, бегу и я». Умела я прыгать слишком скоро. Любила я танцы до упора. Чтобы сразу всё: и веселье, и беда. Так теперь и будет со мной всегда. ( - Так теперь и будет с тобой всегда!) Куда ты хочешь, девушка сегодняшнего дня, Чего ты просишь – пира иль огня? «Да отстань ты от меня, Все бегут, бегу и я». Кто мы? Цветы, всех нас ветром сдует. Что наша жизнь? Плюнет-поцелует. Вот так, за годом год, лепесток за лепестком. Быстро век пройдёт, будет смерть потом. Быстро век пройдёт, будет смерть потом. Куда ты мчишься, девушка сегодняшнего дня, Куда ты скрыться хочешь от меня? «Это просто жизнь моя. Всё бежит, бегу и я». Où vas-tu fille, fille d'aujourd'hui? Où t'en vas-tu, vers quel vertige de brume et de bruit? - Je suis fille d'aujourd'hui, tout va vite et moi, je suis.
9.
Окно 04:09
Ах, эта боль в ногах, От мозолей, от мозолей, Ах, эта боль в ногах, От мозолей в сапогах. Ну и что, что купили другие Из овцы сапоги дорогие? Режут ноги тугие шнурки, Значит, ноги опять велики. Ах, эта боль в кости, От погони, от погони, Ах, эта боль в кости, От погони не уйти. Ну и что, что ключи от машины? У машины спустили все шины. Ну и что, что присел на скамью? Now, the bench makes a move under you. Où est la fenêtre? Где моё окно? Может быть, в глазах твоих оно. Ах, эта боль в носу, Она не пустит, нет, не пустит, Ах, эта боль в носу, Я её не выносу. Ну и что, что закапали капли? Всё равно бесполезно, не так ли? Ну и что, что пришли лекаря? Только уши намылишь зазря! Ou est la fenêtre? Где окно моё? Elle est là peut-être, dans tes yeux. Ах, эта боль в спине, И в затылке, и в затылке, Ах, эта боль в спине, От неё так грустно мне. Эта боль, она гонит и манит, Эта боль, и толкает, и тянет. И ласкает, и гладит, и бьёт, Ночью будит и спать не даёт. Ou est la fenêtre, que je l'ouvre un peu? Elle est là peut-être, dans tes yeux. Ах, эта боль в груди. Что-то будет, что-то будет? Ах, эта боль в груди. Что-то будет впереди? Ну и что, что начнём мы сначала? Всё равно всё уже прозвучало. Ну и что, что у нас есть пути? Всё равно от себя не уйти. Я пришёл, мне страшно, vienne que pourra, Pour rejoindre l’arche de tes bras. Ничего не спрашивай, обними, пора! Pour rejoindre l’arche de tes bras.
10.
Там под снегом тапочки скучали одни, Там под снегом прятались они. А по снегу мимо кто-то мчал, не скучал, Он под снегом их не повстречал. А по следу шёл за ним другой, Шёл по снегу в холод, в лёд ночной. Ну, а третий наступил на них, Не заметил в сумраке он их. Вновь под снегом тапочки остались одни, Спят под снегом грустные они. Всё смотрела, всё на них смотрела одна: «Что за дело?» – думала она: «Одному из нас они тесны. А другому просто не нужны. Сколько тех, кто мимо прошагал! Сколько тех, кто тапки отвергал!» Наконец-то я сюда пришёл, да, пришёл, Наконец-то здесь я их нашёл. К этим тапкам я сюда бежал, добежал, Эти тапки я к себе прижал. Их я прячу, их я греть хочу, И так плачу, и так себе шепчу: «Вот удача! Тапки-малыши, Вот удача, так мне хороши!» Dans la neige ils m'étaient promis, Dans la neige je cherche une amie. Дар подснежный будут мне они. Дар подснежный, тапочки любви.
11.
Псалом 04:10
Господь, спаси и защити от злой красы, в которой скверна. Свечой предивной освети мои пути, о Иегова! Храни меня от чужаков, чья так улыбка лицемерна, от этих яростных волков, от их клыков, о Иегова! Mon Dieu, mon Dieu, Ne l'oublie pas Ce caillou vieux Que tu sauvas. О мой Господь, се камень твой, храни его, он жив Тобой. Венцы и троны отними у тех жрецов твоих кровавых, что сеют войны меж людьми. Их посрами, о Иегова! Безумцам затвори уста, когда в речах своих лукавых Тебя зовут царем костра и топора, о Иегова! Mon Dieu, mon Dieu, Ne l'oublie pas Ce caillou vieux Que tu sauvas. О мой Господь, се камень твой, Храни его, Он жив Тобой. Врагу вовеки не позволь нас искушать. Он правит миром, где Иов вопиет: “Доколь продлится боль?", о Иегова! Прошу Тебя не попустить слепым раскрашенным кумирам нас обольстить и совратить, поработить, о, Иегова! Mon Dieu, mon Dieu, Ne l'oublie pas Ce caillou vieux Que tu sauvas. Mon Dieu, mon Dieu, Ne l'oublie pas Ce caillou vieux Que tu sauvas. О мой Господь, се камень Твой, спасён Тобой и жив Тобой! Ты мой Господь, Спаситель мой, я камень Твой, И жив Тобой!
12.
Земля сошла с ума, В башках кипит чума, И вот вам, нате, вот, Идёт, идёт И вот на нас идёт Большой переворот! Песчинка загорелась, Кому какое дело-с? Но две! Но пять! Но сто! Смотрите вышло что! Синьоры, синьориты, В огне весь мир горит, и Среди людей-колбас Нейтрон пустился в пляс! Взбесился мирный атом, Планеты вертят задом, Луна кричит пиф-паф! На мушку землю взяфф! Мы лезем по скале, Расплавленной в желе В лучах твоих щедрот, Высот, широт, В лучах твоих сфирот, Большой переворот! Торпеды и ракеты Готовятся к банкету, Сегодня вечер бальный, Апофигей глобальный, Кричат: “Лови, хватай!” Куда исчез Китай? И пыль стоит столбом Под радужным грибом! А там, на русских горках, В лазурных треуголках Ковбойцы-храбрецы Сымают куртецы! Смотрите, кто вершыт Весёлый гено-shit! Он запускает Код, И вот, и вот И вот на полный ход Включен пи-хи-ва-хот! Волшебные машынки, Машынки-маладшынки Курлычат вдалеке На птичьем языке Все эти ИТэЭрки На диком фейерверке Командуют нулям, Под стать фельдфебеЛЯМ! Так грянем дружный уэлкам Усердным ЭВэЭмкам, Готовящим дорогу Компьютерному богу! Nous finirons la guerre Avec des lance-pierres Si nous vivons demain Nous en viendrons aux mains! Закончим перепалку - Возьмём копалку-палку. И землю опылит Большой палеолит!

about

ВНИМАНИЕ, ИНСТРУКЦИЯ!
Не нажимайте на картинку с изображением альбома, хотя и хочется! В правом нижнем углу экрана вы увидите ссылку маленькими буквами:
Download: Хроники аналоговой жизни MP3 V0 Need help?
По этой ссылке скачайте альбом!

credits

released April 15, 2021

MUSICIANS

Псой Короленко - вокал, клавишные (12)
Ольга Чикина - вокал (3, 8)
Андрей Матлин - бас, акустическая гитара, клавишные
Алексей Смирнов - электрогитары, банджо, казу, бэк-вокал, бас-гитара (12), губная гармоника (12) скрипка
Гера Кац - вокал (10)
Сэм Кац - скрипка (3)
Андрей Алиханов - кларнет (3, 4)
Фёдор Чистяков - программирование ударных, акустическая гитара (2), конечные аранжировки, редакция.
Сведение и мастеринг: Фёдор Чистяков


AUTHOURS

Все песни - Ги Беар, кроме Plus Jamais (3) (стихи Луиза де Вильморен)
Русский текст: Псой Короленко, при участии Ольги Чикиной (2, 3, 5, 10), Виктории Фельдман (4, 6, 8, 9)
Аранжировки: Андрей Матлин (1, 4, 6, 7, 8, 9, 11), Гера Кац (3, 5,10), Фёдор Чистяков (2), Алексей Смирнов (12)
Обложка: Лила Фельдман


PRODUCERS
Музыкальный продюсер: Фёдор Чистяков
Исполнительный продюсер: Виктория Фельдман


RELEASE DATA


CREDITS

Благодарим Гену и Аллу Палицких за гостеприимство и содействие записи.
Спасибо всем, кто поддержал нашу краудфандинговую кампанию.

license

all rights reserved

tags

about

Psoy Korolenko New York, New York

Psoy Korolenko, ''avant-bard'', ''wandering scholar'', multilingual singer-songwriter. His unique folk cabaret cleverly balances between comic verses, ballads, Soviet songs, French Chanson, Klezmer, and Tropicalia. Released many CD's solo or in collaboration w/ Daniel Kahn, Igor Krutogolov, Oy Division, Opa! and others. Part of team projects such as Yiddish Glory, The Brothers Nazaroff, Defesa. ... more

contact / help

Contact Psoy Korolenko

Streaming and
Download help

Redeem code

Report this album or account

If you like Psoy Korolenko, you may also like: